Движение за ядерную безопасность.Официальное представительство в интернете.http:\\www.nuclearpolicy.ru, e-mail:nimironova@nuclearpolicy.ru
Главная Вниз Назад

Сеть за ядерную безопасность | Пресс-релизы
Аналитические материалы | Библиотека | Cсылки | Карта сайта

Быстрый переход:

Структура раздела
"Библиотека"

Библиография
Наши книги
Статьи

| Скачать статью в формате PDF (273 Кб)
| Версия для печати




"Программа утилизации плутония в мокс-топливе подрывает не только экономику россии, но и международный режим нераспространения"

Миронова Н.И., Челябинск

Опубликовано: Опубликовано в "Актуальные проблемы биологии, медицины и экологии / Сборник научных работ. // Сибирский государственный медицинский университет. Томск, 2004. Том 3. Актуальные проблемы экологии. С.381-382

За время гонки ядерных вооружений в Минатоме в условиях бесконтрольного расходования государственных средств, было наработано более 150 тонн оружейного плутония и около 50 тонн так называемого "гражданского", полученного при радиохимической переработке отработавшего ядерного топлива, в том числе, зарубежного. Это почти вдвое превышает количество плутония, наработанного США. Возможности содержать безопасно такие объемы крайне опасных материалов оказались ограниченными и подорвали экономику СССР. Таким образом, программа взаимного ядерного разоружения России и США - исторически обусловленный и необратимый процесс. Этот процесс затрагивает интересы всего российского общества, и общество вправе ожидать, что будут обеспечены экологическая, экономическая, техническая и политическая безопасность процесса разоружения. Однако Минатом начал эту программу с нарушения законов РФ - реализация международного соглашения об утилизации излишков военного плутония идет без ратификации его Государственной Думой Федерального Собрания России.

Согласно соглашению об утилизации излишков оружейного плутония, Россия и Соединенные Штаты обязались вывести из военных запасов по 50 тонн, переведя по 34 тонны в смесь оксидов оружейного плутония и урана. Это - новый вид ядерного топлива, получившего название МОКС-топлива, от английского "MOX - mixed oxide fuel". Согласно требованиям этого плана, оба государства обязались построить у себя заводы для промышленного производства МОКС-топлива. Расходы США по программе оценены в общую сумму около 4 млрд. долларов. В 2002-2003 годах США предусмотрели в своем бюджете около 150 млн. долларов на финансирование российской части программы. Кроме того, западными странами создается сложная коммерческая схема, включающая, в том числе, предложение "конверсии долгов СССР (по ленд-лизу) в расходы на нераспространение", которая может быть не поддержана российским правительством.

Идея производства и использования МОКС-топлива крайне противоречива, и не решает проблему утилизации плутония, в целом. Для поддержания военного потенциала в объявленном размере 1500 - 2000 боеголовок достаточно 10 тонн плутония. Следовательно, утилизации только в России подлежит более 140 тонн военного плутония и около 50 тонн гражданского (в 1990 году было объявлено о наличии 30 тонн плутония, выделенного из топлива АЭС, в течение следующих лет переработка ОЯТ с выделением плутония продолжалась в объемах 1.5-2 тонны в год ежегодно). Работа с гражданским плутонием из-за его изотопного состава требует более строгих мер безопасности, и, следовательно, еще более повысит стоимость и без того сверх дорогого плутониевого топлива. По данным Минатома, экономическая эффективность программы утилизации военного плутония в топливе отрицательная и останется таковой на протяжении всей ее продолжительности - 50-75 лет. В то же время, при сохранении переработки топлива запасы гражданского плутония к тому времени вырастут до 200 и более тонн. Именно поэтому перевод плутония в МОКС-топливо не является решением проблемы излишков плутония для России. Более того, эту программу можно рассматривать как обязательство "омертвить" весомую часть государственного бюджета России, практически переведя ее с радиоактивные отходы, в которые производство превратится в итоге.

Европейская МОКС-программа закончилась оглушительным фиаско. Не получил лицензии на эксплуатацию завод в Ханау, построенный немецким концерном Сименс в конце 80-х. В середине 90 годов были попытки в качестве международной помощи передать этот завод на ПО "Маяк" в Челябинскую область. Ханау питались передать за 100 млн. долларов, при его полной стоимости 800 млн. долларов. Общественность подняла тревогу. "Помощь" не состоялась.

В конце 2003 года владелец завода Ханау, концерн Сименс повторил попытку избавиться от этого омертвленного капитала за 50 млн ЕВРО, почти заключив сделку с Китаем. Но мировое сообщество, и МАГАТЭ увидели в этой сделке проблемы, которые сегодня формулируются как "распространение ядерных технологий и материалов". Сегодня запасы военного плутония в Китае оцениваются примерно в 6 тонн. То есть лишнего плутония для перевода его в МОКС топливо в Китае нет. Покупка этого завода может быть расценена, как возможность начать переработку топлива АЭС. При этом возникает возможность производить как минимум 12 тонн плутония в год. И хотя Китай официально входит в ядерный клуб, и, казалось бы, наращивания им объемов плутония не подпадают на под какие мировые санкции, но геополитически это остается крайне опасным. Геополитически китайские ядерные программы оказывают влияние на ядерную политику Индии, которая уже не является членом ядерного клуба. Мало того, Индия и не подписала международный Договор о нераспространении ядерного оружия. Ядерную политику Индии трудно рассматривать вне связи с ядерной политикой Пакистана, тоже не являющегося членом ядерного клуба. Более того, Пакистан является одним из лидеров исламского мира.

Экономический крах пережила плутониевая программа Франции, где неудачи с бридерными реакторами и экономические скандалы привели к практическому банкротству концерна Фраматом и слиянию его с другим французским концерном Кожема. Июньский Саммит большой восьмерки, состоявшийся в 2003 г. во Франции закончился коммерческим предложением Франции о передаче МОКС технологии Кожемы, но уже в Северск, Томской области. Общеизвестно, что в условиях глобализации происходит "сброс" развитыми странами грязных и экономически неэффективных технологий в регионы с дешевой рабочей силой и слабым экологическим законодательством. В итоге, экономически отсталые регионы попадают в еще более тяжелую ситуацию. Передача технологии МОКС-топлива совершается по всем канонам глобализации.

Использование излишков военного плутония для производства смешанного уран-плутониевого топлива приведет к еще большим экономическим потерям, чем производство самого излишнего плутония. Реализуемая Минатомом и Департаментом Энергетики США как политический проект идея "утилизации излишков военного плутония" в МОКС-топливе экономически неэффективна уже сегодня, но к еще большим экономическим и политическим потерям она приведет в случае ее реализации. Переведенный в топливо российский плутоний предполагается сжигать в соответствии с поэтапной программой, осуществляемой параллельно Соединенными Штатами и Россией, в специально переоборудованных легководных реакторах, таких как реакторы серии ВВЭР-1000. Использование МОКС-топлива в реакторах ВВЭР-1000, конструктивно не рассчитанных на этот вид топлива, потребуют дополнительных расходов на реконструкцию и безопасность. Кроме того, вместе с ростом обеспокоенности нераспространением ядерных технологий и материалов уменьшается вероятность формирования рынка для МОКС-топлива.

Нетрудно спрогнозировать, что при отсутствии потребителей МОКС-топлива, покупательный спрос на него будет формироваться только интересами безопасности, как это делает сейчас Швейцария, и которая вряд ли будет покупать российский плутоний. По информации бывшего Министра Минатома В. Михайлова стоимость военного плутония в 4 раза выше стоимости высокообогащенного урана[1]. Чтобы сформировать продажную цену этого топлива Минатом должен будет продавать его ниже себестоимости. Но, скорее всего, может быть реализован сценарий "работы Минатома на склад", с последующими проблемами хранения невостребованного МОКС-топлива. Эти запасы станут еще одной расходной статьей бюджета.

Реакторы, в которых можно использовать смешанное уран-плутониевое топливо так и остались единичными образцами, не превратившись в серийные проекты. Единственный в России бридерный реактор к моменту начала массового производства МОКС-топлива уже закончит срок эксплуатации. Следующие единичные образцы - это модернизированные ВВЭР-1000. Однако международная торговля проектом модернизации ВВЭР-1000 скорее всего вызовет такой же политический резонанс, какой сегодня вызывает строительство самих ВВЭР-1000 в Иране. Минатом втягивает Россию в формирование рынков ядерных технологий и материалов, угрожающих международному режиму нераспространения.

АЭС с реакторами ВВЭР-1000 Минатом строит в Бушере, Индии и Китае, а также пытается продвинуть их в страны Юго-Восточной Азии.

Проблема распространения технологий и материалов, это проблема распространения технологий, пригодных для создания "грязной" ядерной бомбы.

Но возможен и такой сценарий, что МОКС-программа станет крупнейшей международной провокацией и аферой. Основанием для такого утверждения является, как и в случае проекта с ввозом радиоактивных отходов по инициативе американской организации Nonproliferation Trust, Inc., факт появления еще одного "козла-провокатора". Базирующаяся в Швейцарии общественная организация Форум ядерного разоружения, The Nuclear Disarmament Forum AG, возглавляемая неким "российским экономистом" Андреем Быковым, объявила проект, который называется "Российский плутоний - западный вариант". По этому проекту, в той же риторике, как и в случае ввоза отходов, обещаются "сотни миллионов долларов" на поддержку плутониевой программы в России[2]. Кроме того, Форум, обладающий, видимо, неограниченными ресурсами, претендует на роль мирового правительства для решения мировых проблем. Первый его проект называется "Демиурги (божества-создатели) международного мира". Премии в 50 тысяч долларов по этому проекту уже присуждены некоторым действующим российским политикам[3].

Если "Траст по нераспространению" добился законодательного разрешения ввоза ядерных отходов, то чего же может добиться "Форум ядерного разоружения"?

Не грех вспомнить, что в 1998 году самый первый проект ввоза радиоактивных отходов в Россию тоже был рожден в Швейцарии.

Логично предположить, что сочетание двух проектов - производства МОКС-топлива и модернизации ВВЭР-1000 приведут к обострению проблемы нераспространения ядерных технологий и материалов, пригодных для создания примитивного, и не очень, ядерного оружия любым государством, заинтересованным в доступе к нему.

Таким образом, выступая ли в Конгрессе США, или с трибуны ООН с предложением решить мировые проблемы ядерного века в ценностях советской ядерной культуры, министр Минатома бросает политический вызов системе нераспространения.

Подрыв системы нераспространения заложен в военных возможностях "мирного" атома. А неспособность атомной энергетики работать по рыночным законам приводит, в свою очередь, к расширению политических интриг и ядерного шантажа. Пример тому дает сегодня Северная Корея. Нужно особо отметить, что за последнее десятилетие произошел радикальный поворот, и политики вместо формулировки "нераспространение ядерного оружия" все чаще употребляют словосочетание "нераспространение ядерного оружия, ядерных технологий и материалов".

Обвинение в распространении ядерных технологий и материалов, пригодных для создания ядерного оружия неядерными странами, которое может получить Россия усилиями Минатома, не только поставит нашу страну в ситуацию политических изгоев, но и выведет Россию за рамки достойных политических переговоров.

Результаты политики ядерного сдерживания к 2000 году

Рис. 1.
Результаты политики "ядерного сдерживания" к 2000 году


Прим.* - по данным "The Economist" - Мир в 2000 году.
Прим.** - по публикации A.Machijany, "Энергетика и безопасность", 1999.
Прим.*** - в том числе 30-50 тонн "гражданского" плутония, выделенного из отработавшего ядерного топлива АЭС
Прим.**** - 500 тонн высокообогащенного урана из 1050 Россия продает США, после его разобогащения до стандарта топливного урана


1. Вестник Российской Академии Наук, том 70, №2, 2000 г., с. 117-128
2. http://www.dpi-zug.org/background/disarmament.html.
3. http://www.dpi-zug.org/winners/putin.html

| Вернуться в начало документа
| Скачать статью в формате PDF (273 Кб)
| Версия для печати

На странице:

Статья
Главная Вниз Назад

Сеть за ядерную безопасность | Пресс-релизы
Аналитические материалы | Библиотека | Cсылки | Карта сайта

Быстрый переход:

«Движение за ядерную безопасность»
а/я 8452, Челябинск, 454084
тел. 791-6459


Интернет-страница: http://www.nuclearpolicy.ru
E-mail: nuclearpolicy@nmironova.net

Яндекс цитирования Rambler's Top100 liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня

Программирование и поддержка: 
Написать письмо администратору 
© 2001-2008 год 


Наш любимый хостинг

http://www.loravita.ru - Пластические операции в Челябинске | http://www.myakushkin.ru - Персональный сайт Мякушкина Дмитрия | http://www.eventt.ru - Организация корпоративных праздников и мероприятий в Челябинске | http://www.chaplin74.ru - Организация частных праздников в Челябинске | http://www.zagorodom74.ru - Туристический альманах ЗаГородом74.ру | http://www.famian.ru - Оптовая торговля сигарами, сигариллами, табаком, трубками, кальянами в Челябинске | http://www.an-famian.ru - Агентство недвижимости ФАМИАН в Челябинске | http://www.pravo174.ru - Юридическая компания ФОРЛЕКС в Челябинске | http://www.nuclearpolicy.ru - Движение за Ядерную Безопасность в Челябинске